?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Подлость богов

…Тютенок несколько раз сладко втянул в себя кисловатый аромат Ларисиных волос и блаженно пискнул что-то сентиментальное. Прикосновение голых Ларисиных ляжек к его мощным волосатым бёдрам внушало ему покой и тепло.
-Наконец-то, кисонька моя, - прошептал он, нащупывая почти ненащупываемую Ларисину грудь и тиская её своими большими пальцами.
-Витька, я скучала, - Лариса истово гладила Тютенка по его жёстким чёрным волосам, потом опустила руку на его пах и пошло засмеялась. – Ты неотразим. Ты такой красивый. Приходи каждый день теперь.
-Каждый не смогу, - пламенно сказал Тютенок, приподнимаясь на руках. – Работа и всё такое. Но по пятницам буду заглядывать. Моя куколка, сладенькая, барышня кисейная.
Лариса довольно смотрела на то, как жирноватый на своём подходе к пятидесяти годам Тютенок натягивает сначала какие-то смешные зелёные трусы, потом джинсы, потом возится с рубашкой, потом тоже нехотя оделась.
-Без Храмкова стало легче дышать, - призналась Беззубова, наливая себе в рюмку остатки выпитого перед соитием шампанского. – Он всё закурил, завонял, забросал своим барахлом. Честно, если он не вернётся, я не буду горевать. Но мне нужен статус, ты же знаешь. Я не молоденькая, мне уже тридцать пять, в моём возрасте нужен статус.
-Ляльку покажи, - сияя, обернулся к ней Тютенок – он был похож на украинского хлопца преклонных лет, выкушавшего горилки с салом.
-Да вот он, пупсик, - Лариса показала рукой на младенца, напряжённо разглядывающего своим тупым взглядом биологического отца.
Тютенок осторожно взял ребёнка на руки, тот только глухо хлюпнул.
-Осторожней, - мягко предупредила Лариса.
Витька с младенцем выглядел так красиво, как это обычно изображают в сентиментальных голливудских фильмах.
-Лёшенька, - просюсюкал Тютенок, бодая своим огромным носом кривое личико младенца.
Тот слабенько заныл.
-На меня ведь похож, да? – Тютенок всматривался в грязно-карие глазки младенца и млел от счастья.
-Да вроде, - уклончиво сказала Лариса.
Ей не хотелось говорить это Вите, но иногда в начинающих формироваться чертах лица сына она видела что-то от Вани Седова.
А иногда - от ушедшего всего за месяц до её свадьбы с Аркадием на другую должность начальника реанимации Гудкова.
-Крестить будешь? – с какой-то деланной тревогой проговорил Тютенок, аккуратно кладя начавшего елозить кривыми ножками младенца в кроватку.
-Да буду, наверно, - нехотя откликнулась Лариса. – Хотя, фигня всё это. Покрещу, коли уж все так теперь делают.
-Покрести, - убедительно попросил Тютенок. – На всё нужна помощь Божья.
Лариса криво изогнула свои тонкие губы. Из уст развратника и лентяя Вити подобные слова звучали, как из уст Андерса Брейвика.
Расставаясь, они долго целовались, но, уже спускаясь на лифте в холл, Тютенок быстро набрал номер Машеньки.
-Цветочек мой, ну я уж час целый тебя жду! – выдохнула медсестра.
-Птичка, лечу, пойми правильно – пробочки, пробочки! – заискивающе пролепетал ей Тютенок, чмокая в динамик смартфона.