?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Подлость богов

…Лариса долго, вкусно и томно втягивала в себя губы Олега, ощущая приятное прикосновение его рук на своей беспомощно-тощей груди. Ей нравилось лежать на его кровати, едва прикрытой простынёй, её утроба ещё сочилась приятными воспоминаниями о соитии, тощие бёдра подрагивали, пытаясь прижаться к мощным ногам Олега.

-Да ты такой… Господи, я же всегда о таком мечтала, - прошептала она наконец, отрываясь от его губ. – Куда я смотрела? Аркадий просто сосунок. И он курит, его целовать невозможно. А Витя в последнее время стал эгоистом в постели. Твоя Сонечка не сильно расстроится, что я попользовалась этим божественным телом?

-Сладкая, да кто ж её будет информировать, - с томным сипением проговорил Олег, с восторгом глядя на новую любовницу. – Твой-то что подумает? Предупредила?

-Нафиг, - отрезала Лариса и встала – её голое тело приятно контрастировало с пурпурными обоями спальни эстета-Олега. – Я оставила ребёнка маме, а про то, что он подумает, мне как-то наплевать. Да и вообще – он стал невыносим. Курит, пьёт, редко моется, жрёт какую-то мерзость. Пыталась совратить его на секс, послал на три буквы. А мне уже хочется. Мне давно хочется, просто нельзя по правилам. Блин, чёртовы правила, так бы уже давно тебя попробовала.

Она обернулась – Олег лежал на кровати, прикрыв простынёй лишь своё причинное место, его волосатое восточное тело выглядело таким соблазнительным, что Ларисе хотелось снова к нему прижаться. Родинка над верхней губой, лукавый взгляд ловеласа – она всегда хотела этого парня, но что-то сдерживало.

Теперь, когда он пригласил её встретиться, она не стала раздумывать.

Медленно, чтобы лишний раз продемонстрировать своё тело, Лариса оделась и села на кровать.

-Надеюсь, это не последняя встреча? – спросил Олег, с вожделением посматривая на то, как Лариса поправляет лифчик.

-А то! – хихикнула она. – Я скажу больше – наши встречи будут регулярными. Думаю, мы оба друг друга всяким интересным вещам научим.

Она наклонилась и припала к вкусным губам лучшего друга своего как бы мужа, но в этот момент вяло запищал её мобильный.

-Что за хрен, - сказала Лариса с презрением, вытаскивая смартфон из брошенной рядом сумочки. – Кто это? Благоверный спохватился? Неужели…

Она посмотрела на экран и хмыкнула.

-Отнюдь. Как же. Дождёшься от него.

-Кто? – сверкнул расплывчато-карими глазками любопытный Олег. – Папа малыша?

-Нет. Как ни странно, это начальник Аркадия. Да, Стёпа.

Олег усмехнулся и отвернулся – дружеское наименование давало понять, что Стёпа относится к числу тех, кто тоже пробовал на вкус эту знойную женщину.

-Нет, он не слышит. Я вообще не дома. Что случилось?

-Ты в курсе, что Аркадий весьма неплохо проводит время в больнице? – голос Перепёлкина подрагивал от внутреннего восторга, как желейный пудинг. – У него там появилась новая подружка.

-Подружка? – вяло переспросила Лариса. – Марина что ли эта? Да не подружка она ему. Вообще, мне фиолетово. Ты за этим звонил?

-Нет. Ты ошибаешься. Его новую подружку зовут Ангелина Лукашевич, ныне она занимает почётную должность младшей медсестры в плановой операционной.

Перепёлкин был так доволен произносить эти слова, что сам себе напоминал уевшегося буйволом льва.

-Да? – Ларисе быстро расхотелось совращать Олега на новое соитие, которое она планировала, ей вообще стало не по себе. – Эта блаженная? Овца? Дьявол.

Она встала и пнула ножку кровати.

-Слушай больше, - Перепёлкин превратился в воплощение истины и справедливости. – Она приносит ему подарки. Недавно приволокла целый мешок не пойми чего. Петя сказал, там кофе был.

-Кофе? – холодно переспросила Лариса. – А ещё икра. И куча какой-то сувенирной лабуды. Отлично. Отлично.

-Лара, - непривычно для себя мягко произнёс Перепёлкин, - ты сама решаешь, что делает твой муж, я в курсе, что у вас там на самом деле. Но Лукашевич – журналист. Не читал её статей, но каждый журналист – потенциальный подонок. Если ты хочешь, чтобы твои дела оставались только твоими делами – займись этой проблемой. Да и влюбленная дурочка под боком у того, кто официально считается отцом твоего ребёнка – не самая приятная вещь для женщины. Она, вроде, ещё и стихи пишет? Как всё запущенно…

-Так, Стёпа, я поняла, - холодно оборвала его Лариса. – Сегодня я уже ничего не буду делать, но завтра прижму сучку к стенке. Какая наглость – младшая медсестра! Дай мне телефон старухи.

-Какой старухи? – не понял Перепёлкин.

-Этой вашей старшей медсестры.

-Евгении Вячеславовны?

-Спасибо, что напомнил, как её зовут. Позвоню завтра. А Аркадию устрою тёплую семейную разборку. Знаешь, кем бы он мне не был, мужиков надо ставить на место.

Она повесила трубку, и Олег коварно растянул губы в ухмылочку знатно пообедавшего рыцаря.

-Аркашке задницу надерёшь, - не спросил, а даже просто констатировал он. – Загулял? Ну, бывает.

-Пусть гуляет с кем угодно, только не с Лукашевич, - выбросила из себя ядовитое жало Лариса. – Эта стерва не знает, с кем связалась. Прости, Олег, ты трахаешься, как Юлий Цезарь, но на сегодня сеанс окончен. Я домой. Чмоки.

-Сладенькая, - ласково потрепал её по жидким волосам Олег, прикусывая за губу.